Весь Атлантический флот может быть уничтожен российскими подлодками - СМИ

Военное обозрение
9052
Преимущество первого удара в войне никогда еще не было столь огромным, как сейчас. Это пугает меня», — говорит научный сотрудник Военно-морской школы Столе Ульриксен (Ståle Ulriksen).
НАТО, Норвегия, север, подводная лодка, Россия, Ясень, калибр, ракеты, борей

Газета AldriMer.no писала о новых российских подлодках, которые в настоящее время вводятся в строй. Не менее 7 ударных подлодок проекта «Ясень» (некоторые источники говорят о 12), 8 стратегических подлодок проекта «Борей» с ядерными ракетами и модернизация многих старых подлодок проектов «Акула», «Сьерра» и «Оскар II» значительно обновят российский Северный флот. Все они заступят на боевую вахту в течение ближайших 5-6 лет.

AldriMer.no связалась с рядом военных экспертов, и они в основном согласны с оценкой Ульриксена. Некоторые из них беседовали анонимно, но командир подразделения подлодок Улав Дале (Olav Dahle) согласился на открытое интервью. Он тоже считает, что русские могут изменить баланс сил на севере.

«Русские вышли на совершенной иной технологический уровень, особенно в отношении ракет. Они добились технологического паритета с Соединенными Штатами, чего у них ранее не было. Я разделяю мнение Ульриксена о том, что ситуация на севере сильно изменилась», — говорит Улав Дале.

Опровержение старых доктрин

Еще во время холодной войны вопрос о так называемом районе GIUK очень волновал НАТО и Советский Союз. Теперь этот вопрос волнует Россию. GIUK означает Гренландия, Исландия и Великобритания (Greenland, Iceland, United Kingdom — прим. пер.). НАТО хотела помешать подлодкам проходить через этот район и таким образом выходить в Атлантический океан. Русские, со своей стороны, хотели помешать проходить союзным судам, чтобы обеспечить безопасность Северного флота.

Район GIUK по-прежнему считается очень важным, ему уделяется большое внимание во многих планах НАТО. Но Ульриксен считает, что сегодня здесь нет реальных возможностей обнаружить и остановить подлодки.

«Новые подлодки гораздо более бесшумны. Поэтому их трудно обнаружить. Со временем они будут, вероятно, еще более бесшумными. К тому же нынешние возможности НАТО по обнаружению подлодок в Северной Атлантике относительно слабы. Во всяком случае, до тех пор, пока не появится больше морских патрульных самолетов. Но также важно, что радиус действия крылатых ракет стал значительно больше. Это значит, например, что русским стало гораздо легче нападать на суда, идущие в Европу с американскими подкреплениями, вблизи крупных европейских гаваней. Им нет необходимости выходить далеко в Атлантический океан, чтобы потопить их. Район GIUK имел большое значение, но я не думаю, что сейчас он так же важен, как раньше», — говорит Ульриксен.

Многие военные эксперты считают, что, если такие высказывания правильны, последствия будут иметь большое значение для Норвегии. Территории вблизи Норвегии будут потенциально важными, потому что здесь есть возможности обнаружения подлодок после их выхода с Кольского полуострова и из Мурманска.

«Такое развитие ситуации сделает Норвежское море более важным. Будет интересно в будущем прослеживать маршруты новых и модернизированных российских подлодок. Учитывая большое количество оперативных подлодок, можно предположить, что русские захотят иметь более или менее непрерывное присутствие в Северной Атлантике», — добавляет Ульриксен.

Опасность для военно-морских баз и авианосных групп

Ульриксен также подчеркивает, что количество крылатых ракет на каждой подлодке в настоящее время очень велико. Кроме того, такие ракеты будут установлены на многих малых российских фрегатах и корветах.

Есть различные варианты ракеты «Калибр», которые можно использовать как против морских, так и против наземных целей. Вариант ракеты для наземных целей имеет радиус действия, вероятно, 2,5 тысячи км. Ракеты «Оникс» являются очень быстрыми ракетами для применения против морских целей, но в Сирии их использовали также и по наземным целям.

«Ударные подлодки проекта „Ясень" вооружены ракетами „Калибр", число которых может доходить до 40, кроме того, у них есть десять торпед. Будут также строиться подлодки проекта „Оскар II", которые могут иметь на борту до 96 ракет. Это очень много», — говорит научный сотрудник.

Если теперь баланс сил изменится в пользу нападающего, это может в будущем изменить многое, и в Норвегии тоже. Например, централизация оборонных ресурсов может оказаться плохой идеей. Норвегия сделала много, чтобы сконцентрировать большие силы в нескольких местах. Большие отряды военно-морских сил сосредоточены, например, в Хоконсверне. Новые самолеты F-35 тоже размещены в нескольких местах, таких, как Эвенес. Критики указывают, что норвежские части, таким образом, становятся уязвимыми. В подразделениях подлодок, самолетов Orion на Андэйя и среди научных работников в этой связи выражают озабоченность. Та же проблема существует в ряде стран НАТО.

Применение ракет «Оникс» или «Калибр» против кораблей требует наличие хороших датчиков, которые могут определить местоположение этих кораблей. Но если эти ракеты применяются против неподвижных наземных сооружений, то зависимость от таких датчиков уменьшается. Поэтому любые базы очень уязвимы.

На западе почти нет противовоздушной защиты таких баз. Ульриксен и другие эксперты считают, что страны НАТО должны сильно изменить свои представления о защите флотов. В противном случае одна подлодка сможет вывести из строя целую авианосную группу, всю военно-морскую базу или другие важные цели.

«Все военно-морские базы Европы могут оказаться в очень большой опасности. И в случае неожиданного нападения пришвартованные военные корабли будут весьма уязвимы. Одна единственная такая русская подлодка теоретически может уничтожить весь Атлантический флот США, если он будет находиться на своих базах. Нужны большие изменения», — говорит Столе Ульриксен.

Несколько подлодок должны быть в море

Подводник Улав Дале согласен с анализом Ульриксена, но уточняет, что не верит в русское нападение и не боится его. Тем не менее, норвежские военно-морские силы тоже анализируют новое положение.

AldriMer.no: Вы согласны с тем, что новые русские подлодки изменяют ситуацию на севере?

Улав Дале: Речь, видимо, идет о нападении России. Вопрос, зачем ей это нужно. Я не брожу вокруг, напуганный завтрашним нападение русских. Но, с другой стороны, и исключать этого нельзя. У них есть возможность сделать это. При таком сценарии вся наша командная система и система контроля будет быстро выведена из строя. Это главная причина того, что у Норвегии, по нашему мнению, количество подлодок должно быть гораздо больше, чем запланированные четыре.

— Каким образом?

— Идея иметь подлодки состоит в том, что у них есть возможность действовать, даже если командная система будет уничтожена. У нас должно быть несколько подлодок в море, если мы хотим добиться эффекта сдерживания. Это вызов не только для Норвегии. У НАТО тоже слишком мало подлодок.

Важно лишить противника свободы действий

Ульриксен считает, что способность лишить противника свободы действий стала более важной. Исландия, Шпицберген и побережье Норвегии могут стать потенциальной целью. Ракеты, установленные на «правильных» местах, могут стать стратегически решающим фактором. Это тоже меняет положение на севере.

Ситуация может напомнить о Готланде, имеющем решающее значение в Балтийском море. Осенью прошлого года Швеция разместила на острове воинское подразделение с танками. Норвегия не сделала ничего подобного, чтобы защитить уязвимые места.

«Комбинация из С-400 (российские ракеты земля-воздух, прим. журналиста), подлодок и противокорабельных ракет, размещенных в нужных местах, является объектом внимания разработчиков российских планов. Побережье Норвегии — во всех отношениях логическое место для создания крепких позиций, например, на Андэйя. С точки зрения русских, они смогли бы тогда защитить свой Северный флот и помешать США использовать Норвежское море. Их ракеты могли бы на большом морском пространстве поражать суда и самолеты, включая даже аэродромы и военно-морские базы Великобритании. Но, в противоположность Швеции, мы не воспринимаем такие сценарии как реальные», — говорит Столе Ульриксен. Хотя ему кажется, что решение иметь норвежскую подлодку в море на постоянной основе может быть полезным.

Он добавляет, что русские очень много думают о том, чтобы защитить свои подлодки. Подводные корабли уязвимы для самолетов с противолодочным вооружением. В таких случаях нужно быстро лишить противника возможности вообще использовать воздушное пространство.

«Эти подлодки уязвимы для нападения морских патрульных самолетов. Это проблема для русских. В этом случае им необходимо лишить противника свободы действия в воздушном пространстве. Тогда, возможно, они захотят высадиться на суше, например, на Андэйя, чтобы создать пункт противовоздушной обороны. С этой точки зрения, норвежское побережье подвергается очень большой опасности», — говорит Ульриксен.

Подлодки — главное средство противодействия

Способность осуществлять морское патрулирование на севере в соответствии с развитием ситуации становится все более важной. Норвегия в этой связи заказала пять новых самолетов P-8 Poseidon. Но командир подразделения подлодок Улав Дале считает, что Норвегия должна понимать, что есть ограничения для этих самолетов.

«Самолеты P-8 очень важны в мирное время и в начале кризисных ситуаций. Но уже при небольшом дальнейшем развитии конфликта господство в воздухе, от которого зависят самолеты этого типа, будет подвергаться опасности в отдельных частях оперативного района. В такой ситуации мы зависим от подлодок. Они не только непредсказуемы и представляют большую угрозу для противника, но имеют также хорошее противолодочное вооружение. Это может иметь решающее значение», — говорит он. Дале считает, что общая нехватка подводных лодок у НАТО — большая слабость.

Источник в противовоздушных частях считает, что самолеты P-8 по-прежнему будут играть свою роль, но согласен с Дале, что четыре подлодки — это слишком мало: «Эти самолеты будут находиться не только где-то на земле, но и в определенной ситуации переместятся далеко от этого места и работать там. Однако я полностью согласен с тем, что четыре подлодки — это слишком мало. Четыре подлодки есть у Нидерландов, но линия побережья Норвегии примерно в 400 раз длиннее линии побережья Нидерландов, плюс близкое соседство России и мест, откуда русские подлодки выходят на операцию», — говорит источник.

«Главной проблемой НАТО является доступность Атлантики для подлодок. Подлодки важны, потому что их трудно нейтрализовать, особенно когда они в движении. В этом случае у нас должно быть несколько подлодок и несколько экипажей. Присутствие одной или двух норвежских подводных лодок в море дает небольшой эффект», — говорит Дале.

Командир подразделения подлодок добавляет, что подлодки, по его мнению, могут играть решающую роль в обеспечении безопасности подкреплений НАТО, идущих к побережью Норвегии.

Американские авианосные группы не подойдут близко к территориальным водам Норвегии до тех пор, пока опасность (российские подлодки, прим. журналиста) не будет уменьшена до приемлемого уровня. Только так, считает Дале.

Автор: Торстейн Корсволд (Thorstein Korsvold), AldriMer.no, Норвегия. Использован перевод интернет-проекта "ИноСМИ.Ру".

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram. Будьте в курсе последних новостей.
В закладки
Российский Диалогв Google+