Дело Литвиненко: о чем рассказал экс-агент ФСБ перед смертью?

Мир
1742
Во вторник, 3 февраля, в Лондоне началось оглашение показаний экс-сотрудника ФСБ Александра Литвиненко, которые он дал в больнице за несколько дней до собственной смерти.
литвиненко, происшествия, лондон, криминал, великобритания

Также во вторник на открытых слушаниях завершился допрос его вдовы Марины и сына Анатолия.

Уже будучи тяжело больным и с огромным трудом изъясняясь по-английски, Литвиненко с 17 по 20 ноября 2006 года отвечал на вопросы следователя полиции Брента Хайатта, который записывал его показания на 18 пленок, каждая длительностью от 10 до 30 минут.

23 ноября Литвиненко скончался - как стало известно буквально накануне смерти, от отравления радиоактивным веществом полоний-210.

В среду допрос Хайатта продолжится, а также ожидается выступление одного из ближайших соратников Литвиненко Александра Гольдфарба, который заранее предупредил, что может раскрыть секретные сведения - так что прессу и публику в этот момент в зал слушаний не пустят.

Во вторник советник дознания Робин Там и Брент Хайатт по ролям (Там - за Литвиненко, Хайатт - за самого себя) зачитали некоторые отрывки из расшифровки этих бесед.

"У нас есть только трое подозреваемых в отравлении", - говорит Литвиненко в одном месте, имея в виду трех людей, с которыми он встречался 1 ноября, в день, когда он получил смертельную дозу полония-210.

Первый из них - итальянец Марио Скарамелло, о встрече с которым Литвиненко заранее предупредил свою жену Марину.

"Если Марио виноват, мы его арестуем, не проблема", - комментирует Литвиненко этот вариант.

Двое других подозреваемых - Андрей Луговой и его "друг", имя которого Литвиненко точно не помнит - то ли Вадим, то ли Володя.

В разговоре с Хайаттом Литвиненко несколько раз подчеркивает, что это была секретная встреча, о которой никто не должен узнать, потому что это, по его словам, опасно. Тем не менее, Хайатту он подробно описывает подробности их встречи в баре "Пайн", не упоминая при этом Дмитрия Ковтуна.

"Мне дали металлическую, возможно, серебряную кружку, 15 сантиметров высотой, я пил чай, чая там немного, он не горячий, теплый, невкусный", - с трудом подбирая английские слова говорит Александр Литвиненко.

Также во вторник Робин Там закончил начатый накануне допрос вдовы Александра Литвиненко Марины.

На этот раз большая часть вопросов касалась последних месяцев жизни ее мужа, истории знакомства с Андреем Луговым и течения болезни Александра после отравления полонием 1 ноября 2006 года.

В конце допроса Робин Там выяснил отношение Марины к трем версиям гибели ее мужа - смерти по неосторожности, самоубийству и убийству третьими лицами.

Первые два варианта Марина Литвиненко категорически отвергла, сказав, что ее муж никогда не имел дела с радиоактивными веществами и никогда не высказывал намерения покончить жизнь самоубийством.

"С самого начала я старалась быть объективной и не обвинять кого попало. Но когда полиция сказала, что они обвиняют Лугового и Ковтуна, и у них есть свидетельства, я согласилась с выводами следствия", - заключила Марина.

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram. Будьте в курсе последних новостей.
В закладки
Российский Диалогв Google+