Малофеев: Путин лучший правитель со времен революции

Россия
1609
Миллионер Константин Малофеев, попавший под санкции Запада за поддержку сепаратистов на Украине, хочет, чтобы Россия снова стала настоящей монархией.
малофеев, путин, интервью

«МВД Украины в июле прошлого года возбудило против управляющего партнера инвестиционного фонда Marshall Capital Partners 40-летнего Константина Малофеева уголовное дело по подозрению в создании не предусмотренных законом военизированных или вооруженных формирований.

Украинские правоохранительные органы и пресса утверждают, что прославившийся захватом Славянска Игорь Гиркин (Стрелков) и бывший премьер-министр Донецкой народной республики Александр Бородай прямо связаны с Малофеевым и работали на него. Малофеев уверяет, что нанимал фирму Бородая для PR-услуг, но не имеет никакого отношения к деятельности Бородая в Крыму и Донецке, а с Гиркиным едва знаком», - пишет ВВС в интервью с российским миллионером.

- Вы полагаете, у России действительно есть перспектива когда-нибудь преобразиться в монархию?

- С точки зрения права это элементарно. Как только Российская Федерация заявит себя правопреемницей Российской империи, это повлечет большое количество международно-правовых и конституционно-правовых последствий. Технически - это самое простое.

Гораздо более сложно это политически. Когда я говорю про монархию, я говорю не о декоративном строе, при котором есть правящий, но ничего не решающий монарх, как в Дании, Голландии или Норвегии. Я говорю о действительной монархии, когда государство управляется божьим помазанником.

Будущий божий помазанник должен в идеале быть и носителем духовного, нравственного начала. В нынешней российской элите, в руководстве, вплоть до Путина, просматривается готовность к такой роли?

- Если мы говорим о нашем сегодняшнем примере, то Владимир Владимирович Путин - безусловно, лучший правитель, который у нас был, наверное, со времен революции.

Если говорить о нравственных качествах, то Владимир Владимирович, насколько я знаю, благочестивый прихожанин, он живет христианской жизнью. Это большое счастье, потому что 80 лет после революции мы таких правителей не имели.

В какой степени народ сейчас не готов к монархии?

- Сейчас, по внутрицерковным подсчетам, примерно пять процентов населения ведет глубокую церковную жизнь, исповедуются, причащаются достаточно регулярно, то есть живут евхаристической жизнью. При том, что 70-80% называют себя православными, отмечают Пасху и Рождество.

Вот когда нас будет 50%, тогда, наверное, будем говорить о монархии не как о теории, а как фактически о практике. Потому что для такого народа неестественно существовать в рамках демократического шоу-бизнеса, когда мы должны голосовать за своих правителей, хотя очевидно, что при любой демократии народ не сильно влияет на избрание тех, кто правит государством.

Каким образом в таком случае народ повлияет на гипотетическое избрание помазанника Божьего?

- Монархист отличается от демократа именно неприятием демократических выборных процедур.

Любой монархист, даже самый титулованный, мечтает служить своему монарху. Поэтому я мечтаю служить своему монарху, я не хочу его избирать.

На мой взгляд, есть большое внутреннее противоречие - спрашивать у монархиста, кого бы он хотел видеть монархом, потому что при этом уже такие демократические страсти раздуваются: «А ты за кого? - А я за кого?» Монарх, царь - это избранник божий. Поэтому давайте не будем вмешиваться в божественный замысел о русском царе. Это слишком священно, чтобы мы могли на это повлиять.

На недавних слушаниях в Госдуме вы предложили внести упоминание о православии в Конституцию России.

- Потому что у нас нигде не сказано о нравственности! У нас отсутствует нравственность в законе. Из-за этого мы должны обосновывать, почему, например, плохо или хорошо суррогатное материнство или плохи или хороши аборты, экономически. Экономика является единственным мерилом - нужно или не нужно. А это - ложь!

Мы как государство, которое заботится об общественной нравственности, о том, чтобы на улицах люди не бегали голыми и друг друга не убивали, должны вернуть рамки морали и нравственности обществу.

Поэтому я считаю, что такая фраза в преамбуле позволит вернуть дух права. Не букву, а дух.

Как, на ваш взгляд, к этому отнесутся неправославные жители России?

- Хорошо отнесутся. Мы разговаривали и с мусульманами, и с иудеями, у нас есть даже публичное мнение, например, чеченцев, которые говорят, что невозможно никак возразить против особой роли православия. Но, говорят, хотелось бы напомнить и об особой роли ислама.

Наша основная идея - поставить нравственность выше права. Чтобы мораль была в качестве духа обозначена в правовом акте. И если в каком-то конкретном регионе преобладающее население - мусульманское, то, разумеется, здесь должна быть мусульманская мораль. Это разумно. Если буддийский субъект - значит, разумеется, буддийская мораль. Мы - только за.

Теперь о власти. Власть, нынешняя российская - из нравственных посылов исходит? Вполне ли она нравственна - и без этой записи в Конституции?

- Я как и все граждане всегда могу найти недостатки. Их, конечно, достаточно. Но, глядя на то, что происходит в Европе, в Америке, на Украине, я могу сказать, что нам очень повезло с той властью, с которой мы живем...

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram. Будьте в курсе последних новостей.
В закладки
Источник: ВВС
Российский Диалогв Google+