Почему немецкие подростки-изгои становятся исламскими «священными воинами»?

Мир
1451
Контрразведка Германии узнала о том, что около 320 молодых людей из ФРГ выехали в Сирию и Ирак.
германия, ирак, ислам, сирия, война, немецкая контрразведка

Там они намерены воевать на стороне исламистских группировок.

Итак, почему же они сделали такой выбор?

Исламисты

Молодой человек сидит в сочно-зеленой траве. «Я отказался от немецкого гражданства, чтобы присоединиться к исламскому государству», - медленно говорит он. На переднем плане, на ветру колышется черно-белый флаг ИГ – «Исламского государства». На нем видна шахада - исламский символ веры, свидетельствующий о вере в Аллаха и посланническую миссию пророка Мухаммеда.

Молодой человек, чье настоящее имя Денис Мамаду Кусперт, хорошо разбирался в постановочных кадрах. Несколько лет назад он был известен среди немецких любителей рэпа как Deso Dogg. Принимал наркотики, несколько раз сидел в тюрьме. Спустя семь лет, под именем Абу Тальха аль-Альмани он клянется в верности «Исламскому государству» и говорит о себе как о «маленьком и слабом слуге Аллаха».

История Дениса Мамаду Кусперт с псевдонимом Deso Dogg и исламским именем Абу Тальха аль-Альмани на первый взгляд может показаться необычной. Увы, она пример того, как подростки с проблемами становятся исламскими «священными воинами».

Легкая добыча для исламистов

Кусперт вырос в Берлине, у него мать немка, отец - из Ганы, которого однажды выдворили из Германии. Отчим, военнослужащий армии США, установил дома казарменный порядок. Скучающий и никому не нужный Кусперт оказывается на улице и, в конце концов, попадает в банду. И вот он осужден сначала условно, а затем следуют и новые обвинительные приговоры.

Берлинский психолог Казим Эрдоган (Kazim Erdogan) характеризует людей с подобной биографией как «легкую добычу» для радикальных исламистов. «Такая молодежь чувствует себя зажатой и отверженной немецким обществом», - говорит он.

У многих за плечами иммиграция и бедность. 90% молодых ребят, которые в итоге присоединяются к «священной войне», чувствовали себя неудачниками и белыми воронами объясняет психолог. Да и родители часто вносят свою лепту. «Нам стыдно за тебя. У тебя даже нет аттестата о среднем образовании», - слышат они снова и снова.

Недобрый «дядя с бородой»

Это играет на руку радикальным рекрутерам: часто они заговаривают со своими потенциальными жертвами прямо на улице. За беседой и чаем с выпечкой молодежь вдруг получает внимание, которого им так не хватало. Ведь в их семьях зачастую нет отца: родители или в разводе или отец попросту не понимает, что ему делать с отпрыском. «Дядя с бородой" действует быстрее», - говорит Эрдоган. До исламского «священного война» остается недолгий путь.

Готовность европейца пожертвовать собой ради Аллаха – это, прежде всего, выражение протеста, объясняет исламовед Гидо Штайнберг (Guido Steinberg). «Для молодых мигрантов нет лучшего способа выразить протест против собственных родителей, против местной мусульманской общины и против всего немецкого государства». Для них это - бунт против общества.

Кроме того, для них важно чувство защищенности. Многие молодые люди ищут его и находят в мечетях и радикальных группировках. К этому добавляются мечты о приключениях и сражениях, которые в Германии негде реализовать. «Им даже нельзя просто пойти в армию. А они хотят сражаться, бегать по горам и искать приключений», - говорит Штейнберг.

Опасность немецкого джихада

В большинстве случаев жертвами исламистов становятся турки, курды, палестинцы, ливанцы и арабы. В последнее время у них все больше сторонников и среди немцев, принявших ислам. Филип Б. из Динслакена является, пожалуй, самым ярким примером. Для немецких джихадистов он стал образцом для подражания - особенно после его смерти в зоне боевых действий в Ираке.

Похоже, что радикализация у новообращенных мусульман происходит в ускоренном темпе. В отличие от их арабских единомышленников, немцам не хватает знания языка и религии. Их идеология ни на чем не основана, что делает их вдвойне опасной. И в то время как мусульмане ищут признания, неофитам важнее самоутвердиться.

Биографии новых «солдат Аллаха» очень похожи: трудное детство, проблемы в школе, злоупотребление алкоголем и наркотиками в раннем возрасте. Есть и молодежь из среднего класса, но таких мало.

Новообращенным показывают кровавые фотографии и фильмы, демонстрирующие, как неверные мучают мусульман по всему миру. «Многое из этого никогда не происходило», - говорит психолог Эрдоган. У этих демонстраций есть только одна цель - сделать подростка беспощадным и озлобленным до того, как он получит в руки оружие или пояс смертника. А до этого будет применяться давление.

Обычно в этом нет необходимости, поскольку перспектива попадания в рай к ожидающим там прекрасным девам - достаточная награда. «Они убеждены в том, что этот мир - неправильный, и истинная жизнь начнется после смерти», - сокрушается психолог. По его мнению, очень важно, чтобы родители следили за тем, в какую мечеть ходят их дети, - слишком часто проповедники разжигают чувство ненависти среди прихожан. «Я ничего не добьюсь, потому что я мусульманин или араб», - вот мысли, с которыми подростки приходят домой. И это вызывает гнев.

Наверное, и Денис Мамаду Кусперт был в ярости, когда в 2009 году решил изменить свою старую преступную жизнь, чтобы стать «благочестивым». Внезапно малоуспешным рэпером заинтересовались радикальные исламские проповедники. В конце апреля этого года он погиб в результате теракта на востоке Сирии.

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram. Будьте в курсе последних новостей.
В закладки
Источник: Немецкая волна
Российский Диалогв Google+