​Жители Донецка «завидуют мертвым», - волонтер

Военное обозрение
1488
Боевые действия в Донецке и окрестностях лишили многих надежды и веры. Люди, а особенно пожилые, с отчаянием ждут последних дней, завидуя покинувшим этот мир знакомым.
донбасс, ато, восток украины, происшествия, общество, днр, лнр

Они устали слушать ежедневные канонады и уже даже не спешат в укрытие при обстрелах.

О том, как выживают дончане, рассказал волонтер «Ответственных граждан» Евгений Шибалов.

«…Маленький поселок под Донецком. В самом эпицентре кошмара. До аэропорта – три километра с небольшим, до Спартака – два, до Опытного – примерно столько же. Дома – одно название. Развалины, отдаленно напоминающие человеческое жилье. Но здесь еще есть люди. Поэтому и мы – здесь. С помощью.

Только и радости воодушевления что-то у местных маловато. Без особого интереса выслушали, вялым «спасибоооо….» отреагировали на доставленный для них груз. Вместе с нами приехали другие, привезли горячую еду. Потому что света, воды и газа в поселке нет, готовить негде.

Сидят, без аппетита ковыряют ложками в тарелках. Может, не голодны? Но мы были в их домах – нищета невероятная. Горсть макарон за роскошный обед идет. Может, избалованы подачками? Но мы – единственная команда, которая постоянно работает в таких районах.

Старушки едят и сидят на лавочке, сплетничают. И только через несколько минут понимаешь – не о живых сплетничают. О мертвых. Зло сплетничают. С черной завистью.

- Петровна-то, слышь, как знала – прошлой зимой померла…

- Да уж, - вздыхают хором. – повезло тем, кто не дожил…

И так день за днем. Говорят о мертвых. Вспоминают мертвых. Завидуют мертвым.

Сами еще вроде живы, а вроде бы уже и нет. Застыли на зыбкой грани между жизнью и смертью.

И не видно в них ни воли, ни желания карабкаться из той пропасти навстречу жизни…», - рассказывает активист.

Аналогичная ситуация в больницах, где пациенты не хотят бороться за жизнь, чтобы не быть обузой для родных и близких, для того, чтобы сберечь деньги, которые вкладывают в их лечение:

«А в больницах пациенты, особенно «тяжелые», хватают проходящих мимо врачей за руки.

- Смотрите, доктор, я уже все рассчитал. Это все деньги, что у меня остались. Вот это – на похороны, а это – Вам…

- Помилуйте, мне-то за что?

- Доктор, Вы там себе оперируйте, что хотите, только сделайте такой наркоз, чтобы я потом не проснулся, ладно?

- Да что Вы такое говорите? Зачем же? Живите!

- Не хочу быть обузой для родных. Да и вообще – это жизнь разве?

Ходит врач по отделению. Отшучивается, отнекивается, отказывается вежливо.

Потом сидит один в пустой ординаторской. Перед ним стакан. В комнате пахнет спиртным.

Но в глазах его нет опьянения. Безумие там. И отчаяние.

- Не могу я так, понимаешь? Не могу! Не тому я всю жизнь учился!

Потом опять идет в обход по отделению. Изображает бодрый вид, улыбается, шутит», - рассказывает Шибалов.

Люди в офисах стали апатичны и даже во время серьезных обстрелов не спешат в укрытие.

«А убегать и прятаться даже и не пытается никто… Я все еще верю, что можно закончить эту войну.

Можно установить мир. Можно восстановить все разрушенное и построить новое.

Одного только пока не знаю: как вернуть нам желание жить? Как мы потом сможем убедить людей, переживших это, что есть ради чего жить дальше?», - задается вопросом волонтер.

По данным Донецкой облгосадминистрации на 1 июля, за время проведения антитеррористической операции на востоке Украины погибли 279 человек, 262 мужчины, 13 женщин, 4 ребенка. Как неизвестные, то есть вообще без каких-либо опознавательных знаков, зарегистрированы 93 человека. Как военные (в камуфляже) — 26. Остальные 160 погибших, предположительно местные жители.

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram. Будьте в курсе последних новостей.
В закладки
Российский Диалогв Google+