Почему и зачем Турция намерена разорвать отношения с Россией

Мир
6564
Глава Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил журналистам, что отношения между двумя странами из-за инцидентов с российскими боевыми самолетами обостряются настолько, что Турция может пересмотреть вопрос закупок российского газа.
новости турции, реджеп тайип эрдоган, газ, новости россии, мнение

"Россия должна быть чувствительна в этих вопросах. Мы являемся покупателем номер один природного газа из России. Потеря Турции будет серьезной потерей для России. При необходимости Турция может покупать природный газ в самых разных местах", — заявил Эрдоган.

Если же Россия откажется от участия в проекте строительства в Турции АЭС "Аккую", то "кто-то другой придет и построит ее", процитировал слова президента турецкий телеканал NTV.

Минобороны России сообщило в понедельник, что 3 октября российский самолет Су-30 совершил кратковременный, на несколько секунд, заход в турецкое воздушное пространство. В военном ведомстве отметили, что данный инцидент стал следствием неблагоприятных погодных условий.

Турецкий премьер Ахмет Давутоглу тогда заявил, что инцидент не вызовет напряженности в отношениях между странами. По его словам, Москва сообщила Анкаре, что инцидент с нарушением воздушного пространства Турции произошел по ошибке, и заверила, что таких инцидентов не повторится.

В отрыве от земли

Эрдоган сделал свои заявления в воздухе — на борту самолета, летящего из Анкары в Токио. Не исключено, что именно этим объясняется некоторый его отрыв от земных реалий. В частности, слова о том, что Турция является "покупателем номер один" российского природного газа, мягко говоря, не вполне соответствуют действительности. По данным "Газпрома", в 2014 году больше всего газа у России купила Германия — 40,3 миллиарда кубометров. Турция в полтора раза меньше — 27,3 миллиарда кубометров. С небольшим отрывом "тройку лидеров" замыкает Италия, которая приобрела 21,7 миллиарда кубометров.

Не бог весть какая неточность, однако для главы государства такая неосведомленность выглядит довольно странно.

Не думаю, что за этими словами будут стоять какие-то серьезные действия, потому что до сих пор все возникающие между Россией и Турцией проблемы удавалось разрешить в ходе межгосударственного диалога, в том числе на высшем уровне — контакты и встречи президентов происходят регулярно. Турция для России действительно крупный потребитель природного газа, но и Россия для Турции — его крупный поставщик. Переориентироваться на другие рынки обеим странам будет непросто, поэтому есть взаимная насущная заинтересованность в том, чтобы как-то договориться между собой", — говорит директор аналитического агентства Small Letters Виталий Крюков.

Мировой рынок природного газа профицитный, поэтому России сложнее будет найти себе нового потребителя таких объемов углеводородного сырья, чем Турции — нового поставщика. Однако, учитывая, что времени на долгие переговоры с новыми продавцами у Анкары нет, нетрудно предположить, что любые возможные сделки будут менее выгодными, чем действующие контракты. Найти поставщиков не трудно, вот только цена газа для Турции будет заметно выше, прогнозирует эксперт.

"Россия не только поставщик газа в Турцию, но и потребитель турецких товаров и услуг. Российский рынок — крупнейший для турецкой плодоовощной продукции, а наиболее доходный для турецкой экономики туристический сектор в большинстве своем обеспечивается потоком туристов из России. Все это не менее чувствительные для Анкары сегменты рынка, чем для России — продажа газа. Нетрудно предположить, что если Эрдоган решится хотя бы частично выполнить свою угрозу, то немедленно получит симметричный ответ. Отказ от турецкой сельхозпродукции, переориентация российских туристов в другие регионы могут нанести очень болезненный удар по экономике страны. В обстановке надвигающихся парламентских выборов такое вряд ли будет на руку Эрдогану ", — предполагает ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры России Дмитрий Абзалов.

Именно предвыборный ажиотаж и стал основной причиной наделавшего шума заявления турецкого президента, убеждена заведующая сектором Турции Института востоковедения РАН Наталия Ульченко.

"Хотя Реджеп Тайип Эрдоган в статусе президента страны формально не может принадлежать ни к одной из политических партий, но его имя тесно ассоциируется с Партией справедливости и развития. Ее проигрыш на парламентских выборах будет означать политический крах самого Эрдогана. Поэтому он делает то, что нередко делают многие политики, когда их охватывает предвыборная горячка: выбрасывает яркие заявления, которые должны свидетельствовать о том, как страстно он отстаивает интересы страны. Потому его слова о пересмотре условий поставок российского газа в Турцию стоит рассматривать лишь как пустую угрозу, как явно популистский политический жест", — говорит она.

С оглядкой на Запад

Но только ли собственному электорату адресована риторика президента Турции? Виталий Крюков полагает, что не в меньшей степени она рассчитана на то, что ее услышат в Брюсселе и Вашингтоне.

"Разумеется, Эрдоган стремится продемонстрировать: Турция против того, чтобы российские самолеты проникали в ее воздушное пространство. Но главным образом он стремится показать НАТО, что его страна готова отстаивать интересы альянса в регионе даже ценой собственных экономических интересов", — считает аналитик.

"Современная внешняя политика Турции всецело определяется парадигмой безопасности. Обстановка в мире, и прежде всего на Ближнем Востоке, сейчас складывается так, что у Анкары действительно есть реальные поводы для беспокойства. Скорее всего, российско-турецкие отношения все же не будут испорчены, в такую возможность трудно поверить, учитывая степень взаимной заинтересованности. Однако следует ожидать, что Анкара теперь неизбежно будет теснее сближаться в НАТО, которую считает гарантом своей безопасности. И всячески демонстрировать это", — прогнозирует Наталия Ульченко.

Практика последних лет показывает, что даже активное внешнеполитическое противостояние никак не мешает Эрдогану продолжать экономическое сотрудничество со своими оппонентами, напоминает Дмитрий Абзалов. Самый характерный пример — Иран. Именно он является основным геополитическим соперником Турции в регионе, что особенно обострилось сейчас в связи с ситуацией в Сирии. Однако это никак не мешает Анкаре и Тегерану продолжать вместе строить нитки региональных трубопроводов и поставлять иранский газ в Турцию.

Сотрудничество будет продолжаться

Иранский газ в обозримом будущем не сможет заменить для Турции российский — слишком много работы предстоит по созданию необходимой инфраструктуры. Строительство магистрального трубопровода, к примеру, будет начато лишь после полной отмены международных санкций против Ирана, напоминают эксперты.

Вряд ли получится у Анкары и вытеснить Россию из проекта строительства АЭС "Аккую". Она изначально спроектирована под российское оборудование и сырье, и ее перепрофилирование обойдется слишком дорого. Кроме того, условия российско-турецкого контракта таковы, что неустойки могут просто разорить инициатора его разрыва.

Дмитрий Абзалов убежден, что никаких шагов по сокращению объемов поставок российского газа Анкара не предпримет — тем более что не столь давно он выходил с предложением о расширении транскаспийского газопровода "Голубой поток". Что же касается "Турецкого потока", то этот проект был "поставлен на паузу" еще до начала российской военной операции в Сирии, и, скорее всего, он на какое-то время так и останется в "замороженном" состоянии, предполагает эксперт.

Однако само по себе популистское заявления Эрдогана, сам факт, что оно прозвучало, стоит расценивать как достаточно тревожный сигнал, свидетельствующий об определенной корректировке внешнеполитической ориентации Анкары, предупреждает Наталия Ульченко.

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram. Будьте в курсе последних новостей.
В закладки
Источник: РИА Новости
Российский Диалогв Google+