The Nation: Все войны начинаются из-за нефти и газа

Военное обозрение
1045
Вспышки насильственных конфликтов, от Ирака до Нигерии и Украины в буквальном смысле «подпитываются» топливом.
газовый контракт, газ, нефть, газовые войны, война, геополитика, политика

Ирак, Сирия, Нигерия, Южная Судан, Украина, Восточное и Южно-Китайское моря: куда ни глянь, мир пылает новыми или усиливающимися конфликтами. На первый взгляд, эти потрясения кажутся независимыми событиями, движимыми своими уникальными и особенными обстоятельствами. Но более внимательный взгляд выделяет несколько ключевых характеристик - в частности, адскую смесь из этнических, религиозных и национальных антагонизмов, которые разогреваются до точки кипения на фоне энергетического вопроса.

В каждом из этих конфликтов, противостояние возникает в результате взрыва давних исторических противоречий среди соседних (часто имеющих много общего) племен и народов. В Ираке и Сирии, это столкновение между суннитами и шиитами, курдами и турками; в Нигерии между мусульманами, христианами и различными группировками племен; в Южном Судане между динка и нуэрами; в Украине между сторонниками Украины и русскоязычными сторонниками Москвы; в Восточном и Южно-Китайского морях - между китайцами, японцами, вьетнамцами, филиппинцами. Было бы легко объяснить все это многовековой ненавистью, как предлагают многие аналитики. Но такие военные действия, сопровождающие эти конфликты, подпитываются самым современным импульсом: желанием контролировать ценные нефтяные и газовые месторождения. Не питайте иллюзий, это энергетические войны двадцать первого века.

Не должно никого удивлять, что энергия играет такую значительную роль в этих конфликтах. Нефть и газ, в конце концов, самые важные и ценные товары в мире и составляют основной источник дохода для правительств и корпораций, которые контролируют их производство и распределение.

Кроме того, мы живем в энергетически ориентированном мире, где контроль над нефтяными и газовыми ресурсами (и средствами его доставки) конвертируется в геополитическое влияние для некоторых и экономическую уязвимость для других. Поэтому так много стран зависят от импорта энергоносителей из Ирака, Нигерии, России и Южного Судана, имеющих чрезмерное влияние на мировой арене.

Борьба за энергоресурсы была заметным фактором во многих недавних конфликтах, в том числе ирано-иракской войны 1980-1988, войны в Персидском заливе 1990-1991 годов, и суданской гражданской войны 1983-2005.

Украина сама не является крупным производителем энергии, но основным транзитным маршрутом для поставок российского природного газа в Европу, который составляет значительную часть общего потребления.

Cтрана играет важную роль в комплексе энергетических отношений между Европой и Россией. На этом фоне, не удивительно, что одной из ключевых задач «соглашения об ассоциации» между Украиной и ЕС было названо расширение энергетических правил ЕС на украинскую энергосистему. При заключении соглашения, как утверждают чиновники ЕС, Украина начнет «процесс приближения своего энергетического законодательства к нормам и стандартам ЕС, способствуя тем самым внутренним рыночным реформам».

Российские лидеры имеют много причин ненавидеть Соглашение об ассоциации. С одной стороны, оно будет двигать Украину в более тесные политические и экономические объятия с Западом. Особую озабоченность, однако, представляют положения об энергии, учитывая экономический зависимость России от продажи газа в Европу.

Ряд специалистов считают, что энергия также сыграла ключевую роль в присоединении Крыма. Утверждается, что после присоединения этого региона, Россия практически в два раза увеличивает оффшорную территорию, которой она управляет в Черном море. Территорию, на которой, как полагают, содержится миллиарды баррелей нефти и огромные запасы природного газа. До кризиса некоторые западные нефтяные компании, в том числе ExxonMobil, вели переговоры с Украиной для доступа к этим запасам. Теперь они будут вести переговоры с Москвой. «Это большой шаг», говорит Аэролог Сайвец, эксперт по Евразии в Массачусетском технологическом институте. «Это лишает Украину возможности разработки этих ресурсов и отдает их в Россию».

Michael T. Klare

Перевод Арсений Давиденко

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram. Будьте в курсе последних новостей.
В закладки
Источник: The Nation
Российский Диалогв Google+