Киссинджер о России и США: в каждой стране царит риторика "демонизации"

Мир
867
​В своей статье для The National Interest бывший госсекретарь США Генри Киссинджер затронул нынешние отношения между бывшими противниками в "холодной войне".
сша, киссинджер, холодная война, россия, демонизация, политика

Каждая страна взваливает всю вину на другую сторону, и в каждой стране есть тенденция демонизировать, если не государство, то его лидеров. 

По мере того как в диалоге доминируют вопросы национальной безопасности, вновь появилось некоторое недоверие, господствовавшее во времена "холодной войны". Эти чувства обострились в России по памяти первого постсоветского десятилетия, когда Россия потерпела ошеломляющий социально-экономический и политический кризис, в то время как Соединенные Штаты переживали самый продолжительный период непрерывного экономического роста. 

Все это обусловило политические разногласия на Балканах, территории бывшего Советского союза и Ближнего Востока, в расширении НАТО, ПРО и продажи оружия с целью подавить перспективы сотрудничества.

Возможно, наиболее важное значение здесь имеет основополагающий разрыв в исторической концепции. Соединенным Штатам конец "холодной войны" показался оправданием их традиционной веры в неизбежную демократическую революцию. Это визуализировало расширение международной системы, регулируемой, по существу, правовыми нормами. 

В конце холодной войны и русские, и американцы имели представление о стратегическом партнерстве, сформированном на основании недавнего опыта. Американцы ожидали, что период спада напряженности приведет к продуктивному сотрудничеству в решении глобальных проблем.

Гордость России за свою роль в модернизации общества была смягчена дискомфортом преобразования своих границ и необходимостью признания предстоящих монументальных задач по реконструкции и переопределению.

С обеих сторон многие понимали, что судьбы России и США все еще крепко переплетены. Большой необходимостью стало поддержание стратегической стабильности и предотвращение распространения оружия массового уничтожения, равно как и создание системы безопасности для Евразии, особенно вдоль длинной периферии России. Новые перспективы открылись в области торговли и инвестиций и особенно в сотрудничестве в области энергетики.

К сожалению, импульс глобального переворота опередил потенциал возможностей государственности. Решение Евгения Примакова как премьер-министра страны развернуть свой самолет в полете над Атлантикой в Вашингтон из Москвы в знак протеста против начала военных действий НАТО в Югославии было символическим.

Но исторический опыт России является более сложным. Для страны, через которую в течение многих столетий с запада и востока шагали иностранные войска, безопасность всегда должна иметь геополитическую и правовую основу. Когда безопасность ее границ будет смещена от Эльбы на 1000 миль к востоку в сторону Москвы, восприятие мирового порядка Россией будет содержать неизбежный стратегический компонент. Задача нашего периода заключается в объединении двух перспектив - правовой и геополитической – в стройную концепцию.

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram. Будьте в курсе последних новостей.
В закладки
Источник: The National Interest
Российский Диалогв Google+