Психологи рассказали о травмах детей Донбасса

Военное обозрение
1613
Пережитые ужасы могут сформировать потерянное поколение.
война, дети, донбасс, психолог, травмы

Своими наблюдениями поделилась Алена Лукьянчук, клинический психолог, координатор психологической службы Гуманитарного штаба Рината Ахметова «Поможем».

«Дети сегодня - это тот невидимый фронт, который мы проигрываем по всем статьям. Можно провести реформы, можно привлечь лучшие умы мира в страну, но нельзя будет вылечить наше будущее завтра, если оно страдает уже сегодня.

Девочка семи лет провела две недели в подвале и, находясь в эвакуации, отказывается есть, прячет еду под кровать для младшей сестры, мама злится, девочка замыкается. Похудела на 5 кг. Сколько таких девочек точно, никто не знает.

Мальчишки задушили котенка, играя с ним. Другие мальчики втыкали иглы в ежа в уверенности, что ему не больно.

Мальчик после пережитого артобстрела перестал говорить, другой мальчик заикается, кто-то не спит. Десятки детей рисуют пожары и потопы.

Сотни детей с эмоциональными и когнитивными, соматическими изменениями», - пишет психолог в блоге.

По словам специалиста, дети психологически совершенно не защищены в этой войне. До 8 лет ребенок всецело зависим от родителя. Что говорит семья, делает семья, что правильно и хорошо - это все воспринимается ребенком через семью.

«Сегодняшняя война или не война, потому как понять, что именно происходит, четко обозначить не может никто, парализует тысячи взрослых, которых без ясного понимания, где свои, где чужие, где жить и как жить, оказываются полностью растерянными сами. Дать ребенку опору и объяснить что происходит, они не могут, потому как сами не понимают. Дети оказываются выброшенными за борт тонуть в этом кошмаре в одиночку», - пишет Лукьянчук.

Психолог поделилась историей, как пятилетняя девочка на одной из баз для временного пребывания после занятий в детской группе ходила в столовую, чтобы принести маме обед в комнату, так как «мама все время плачет и не встает с кровати». Она носила ей завтрак, обед и ужин. А еще не шумела, не играла с другими детьми и ничего не просила.

«Трудность здесь в том, что рано или поздно мама сможет вернуться к нормальной жизни, у нее есть для этого опыт, а вот девочка уже нет. Она выросла и стала опорой, к детской жизни вернуть ее без посторонней помощи будет очень сложно. А дальше эта девочка без детства заблокирует свои переживания и эмоции и будет маленьким взрослым, который будет выживать, а не жить», - объясняет специалист.

По мнению Алены Лукьянчук, последствия травмы могут быть не сразу заметны. В будущем это может привести к совсем иному эффекту, чем «сила пережитого», совсем наоборот - поколение людей, которые боятся мира и ни на что не решаются, прячутся от него или же людей, которые рано поняли, что бороться с ужасом можно только силой, и если ребенок имел пример агрессивного поведения перед глазами, а вокруг война, то со своим страхом он будет справляться так же - оружием и кулаками. 

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram. Будьте в курсе последних новостей.
В закладки
Российский Диалогв Google+