Новости-Прессы
Все новости »

СМИ назвали настоящего врага НАТО - не Россия и Китай

19048
Для всего мира было бы лучше, если бы сверхдержавы объединились в борьбе с терроризмом, климатическими проблемами, попытались накормить голодающих и вылечить больных.
США, Россия, Китай, НАТО, противостояние, обмен, информация, терроризм, климат, человечество, противоречие
США, Россия, Китай, НАТО, противостояние, обмен, информация, терроризм, климат, человечество, противоречие

Соперничество великих держав — это "высший приоритет" для Вашингтона, но не для американского общества, идет речь в статье Ричарда Фонтейна на страницах Foreign Affairs, переданной в переводе ИноТВ Вовсе не Китай или Россия лишают простых американцев сна по ночам, подчеркивается в статье. Общество уже утомлено разногласиями и в нем сформировалась негативная реакция на глобализацию и альянсы. А поскольку долговременное соперничество на мировой арене требует мобилизации всего общества, то заручиться поддержкой населения американским политикам будет все сложнее, полагает автор — и это грозит новыми опасностями.

С одной стороны, несмотря на всю массу разногласий среди представителей разных американских политических течений, сегодня весь внешнеполитический истэблишмент в Вашингтоне согласен с тем, что мир "вступил в новую эпоху соперничества великих держав", когда борьба США с другими соперниками на мировой арене способна коренным образом изменить геополитику в худшую или в лучшую сторону, говорится в статье. И в ближайшие десятилетия творцов американской внешней политики будут, в первую очередь, обуревать мысли об "угрозах" со стороны Китая и России — а вовсе не об опасностях терроризмах, климатических изменений или ядерного оружия у Ирана или Северной Кореи, прогнозирует Foreign Affairs.

Главным инициатором этой новой повестки дня стала администрация действующего президента Дональда Трампа, поясняет автор. В стратегии национальной безопасности США, которая была опубликована в конце 2017 года, Китай и Россия характеризуются как соперничающие державы, которые "пытаются создать мир, несовместимый с американскими ценностями и интересами". В этом документе также подчеркивается, что Пекин "вытесняет" Соединенные Штаты из Индо-Тихоокеанского региона, а Россия активно создает "сферы влияния" вблизи своих границ, говорится в статье. В январе 2018 года Джеймс Мэттис, который занимал тогда пост министра обороны, представил новую оборонную стратегию США и объявил, что "в центре внимания национальной безопасности США сейчас не терроризм, а соперничество великих держав". А госсекретарь США Майк Помпео фактически повторил эту мысль в апреле, подчеркнув на встрече министров иностранных дел стран НАТО, что "Китай хочет быть доминирующей экономической и военной силой и в этих целях распространяет по всему миру свои авторитарные идеи об обществе и свои коррупционные приемы", пишет Foreign Affairs.

Такая точка зрения распространена не только внутри нынешней администрации Трампа, а выходит далеко за ее пределы, охватывая экспертов по внешней политике, действующих и бывших сотрудников аппарата национальной безопасности и даже большую часть претендентов на пост президента от Демократической партии, отмечается в статье. В частности, сенатор из Массачусетса Элизабет Уоррен заявила в прошлом году, что Россия и Китай "из кожи вон лезут, пытаясь перестроить мировой порядок и подогнать его под свои приоритеты". А сенатор из Вермонта Берни Сандерс осудил появление новой "авторитарной оси", которая, по его словам, объединила Москву и Пекин и дала толчок "глобальной борьбе с колоссальными последствиями". В Пентагоне даже вошла в обиход новая аббревиатура — СВД, означающая "соперничество великих держав", сообщает Foreign Affairs.

Однако между подобным "вашингтонским консенсусом" и взглядами большинства обычных американцев существует "поразительная нестыковка", подчеркивается в статье. Социологические опросы один за другим показывают, что подавляющее большинство американцев в настоящее время с безразличием воспринимает соперничество великих держав — и хотя обеспокоенность действиями "соперников" США постепенно усиливается, в целом американское общество озабочено совершенно другими угрозами и вызовами. В частности, в ходе недавнего опроса, проведенного Чикагским советом по международным делам, респонденты поставили Россию на девятое место в ряду "самых насущных угроз" для американских интересов, рядом с угрозой "иммигрантов и беженцев". В то время как Китаю они отвели 11-е место, равно как и опасности "усиления авторитаризма", пишет Foreign Affairs. Причем две трети американских респондентов считают, что проблему усиления Китая надо решать в процессе дружеского сотрудничества и взаимодействия. И лишь 30% выступают за ограничительные меры, что значительно меньше, чем было в 1998-м и 2002 году.

Причем такие результаты не являются чем-то исключительным, отмечает автор: все прошлое десятилетие американцы неизменно называли самыми существенными угрозами национальной безопасности терроризм и кибератаки, и то же самое продемонстрировали итоги опроса, проведенного Чикагским советом. Климатические изменения поднимаются в этом перечне все выше. И хотя региональные угрозы теряют свою значимость в общественном сознании, американцы до сих пор считают Северную Корею более серьезной угрозой, чем великие державы, говорится в статье. Исследовательский центр Пью недавно также предложил американцам расставить семь "угроз" в порядке убывания, включив в этот список Иран, Северную Корею, климатические изменения и терроризм. В результате Китай опрошенные поставили только на четвертое место, а Россию — вообще на последнее, сообщает Foreign Affairs.

"Эти взгляды соответствуют конкретным политическим предпочтениям широкой публики", — отмечается в статье. Институт Рейгана в ноябре 2018 года также провел опрос относительно того, на чем, по мнению респондентов, Соединенные Штаты должны сосредоточить свою военную мощь. И неожиданно для тех, кто стремится "увести" США с Ближнего Востока, во главе этого списка оказались не Европа или Азия, а сам Ближний Восток, констатирует автор. Центр американского прогресса провел другой опрос, предложив респондентам перечислить главные для них "внешнеполитические приоритеты". В итоге "прекращение российского вмешательства в американскую политику" оказалось далеко позади таких задач, как противодействие терроризму, защита рабочих мест, сокращение нелегальной иммиграции, борьба с климатическими изменениями, а также урегулирование проблем с Ираном и Северной Кореей, пишет Foreign Affairs, а "противодействие китайской экономической и военной агрессии" оказалось в этом списке еще ниже.

В то время как 95% представителей американской внешнеполитической элиты настаивают на "ответном ударе в случае российского нападения на члена НАТО", среди обычных граждан США такие меры поддерживают всего 54%, как показали результаты недавнего опроса фонда "Евразийская группа". Все эти опросы в совокупности показывают, что "соперничество великих держав" в целом волнует американскую общественность гораздо меньше, чем угрозы, которые творцы политики в Вашингтоне сейчас отодвигают на второй план — терроризм, Иран и Северная Корея, говорится в статье. И это может создать серьезные проблемы для новой стратегии Соединенных Штатов, подчеркивает автор: "Соперничество великих держав длиной в жизнь целого поколения требует сосредоточенности и внимания на общенациональном уровне, а также новых экономических и военных подходов. Но добиться всего этого без народной поддержки будет трудно".

Конечно, можно допустить, что это расхождение во мнениях элиты и широкой публики со временем сократится, поскольку политики обычно корректируют свою позицию и приспосабливаются к тому, что беспокоит и задевает граждан за живое, отмечается в статье: "Политики и руководство страны могут начать говорить о терроризме и региональных угрозах, хотя сами в это время будут заниматься великодержавным соперничеством". Действительно, в своем первом послании о положении в стране, которое прозвучало сразу после публикации стратегии национальной безопасности, Трамп в основном подчеркивал вызовы, связанные не с соперничеством великих держав, а с терроризмом, Северной Кореей и нелегальной иммиграцией, напоминает Foreign Affairs.

Однако существует вероятность того, что это расхождение сохранится. Причем такая возможность "более реальна", полагает автор: "На протяжении десятилетий элита поддерживала идеи глобализации, торговли, внешней помощи и альянсов, отличаясь этим от американского общества. Проблема заключается в том, что упорно сохраняющаяся нестыковка во мнениях порождает отрицательную реакцию. Сегодня Соединенные Штаты стали свидетелем этого явления. В обществе возникла негативная реакция на глобализацию, торговлю и альянсы". Между тем долговременное соперничество с Россией и Китаем требует мобилизации усилий всего общества, а не просто какого-то набора новых политических мер. И если заручиться поддержкой всего населения будет все труднее, это чревато для Америки новыми опасностями, предостерегает Foreign Affairs.

Излюбленный ответ Вашингтона на такое общественное недоверие состоит в том, что он начинает "просвещать" американский народ на тему "угроз" со стороны великих держав, отмечается в статье: "Безусловно, очень соблазнительно воспользоваться советом бывшего госсекретаря Дина Ачесона и сделать так, чтобы угрозы со стороны России и Китая стали "яснее правды" — то есть убедить народ в их серьезности и неотвратимости, и тем самым побудить его к действию". Но проблема заключается в том, что тем самым элита спровоцирует чрезмерную реакцию и усилит беспокойство среди широкой публики, предупреждает автор.

Соперничество великих держав — это реальный факт современной эпохи, и вполне вероятно, что оно сохранится и в отдаленном будущем, говорится в статье: "Россия представляет неотложную и непосредственную угрозу США, но не только из-за ее противодействия американской демократии". Однако это соперничество не может быть единственным центром внимания Вашингтона, предупреждает Foreign Affairs: "Если не обращать внимания на другие угрозы, такие как возможное террористическое нападение на американской территории с применением оружия массового уничтожения, или северокорейская ракета, падающая вблизи Соединенных Штатов, это может легко разрушить ту тщательно разработанную политику, которая нацелена на противодействие России и Китаю. В этом случае соблазн сделать главным приоритетом национальной безопасности контртерроризм или сдерживание государства-изгоя может стать непреодолимым. И тогда Соединенные Штаты будут еще более уязвимы для угроз со стороны России и Китая".

По мнению автора, в сегодняшних условиях лучше "последовательно объяснять" населению характер долгосрочного соперничества великих держав и увязывать его с теми конкретными действиями, которые необходимо предпринимать американцам для усиления американских позиций. "Аксиомой американской внешней политики стало то, что Соединенные Штаты больше не могут заниматься всем и везде — как будто раньше могли. Угроз слишком много, они слишком разнообразны, а ресурсов не хватает", — говорится в статье. Безусловно, политикам необходимо принимать "трудные решения" о приоритетах. Но Вашингтон будет не в состоянии соперничать с Китаем и Россией, недооценивая и игнорируя при этом другие угрозы, которые сейчас тревожат американское общество гораздо больше, чем великодержавное соперничество, заключает Foreign Affairs: "Как найти баланс между этими важными приоритетами, чтобы он был устойчивым и управляемым? Это и будет ключевой задачей для внешней политики США".

Напомним, экс-министр обороны США жестко оскорбил Россию.

Ранее Вашингтон вызвал гнев Москвы перебросив войска поближе к России, используя Германию.

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram. Будьте в курсе последних новостей.
В закладки
Загрузка...
Загрузка...