Не Россия и не Китай: в США рассказали, что на самом деле волнует простых американцев

1345
Вашингтон считает своей приоритетной целью борьбу "двух сверхдержав" США с Россией, однако простые американцы не видят в этом принципиальности.
китай, россия, сша, общество, политика
китай, россия, сша, общество, политика

Вовсе не Китай или Россия лишают простых американцев сна по ночам, пишет Ричард Фонтейн на страницах Foreign Affairs. Общество уже утомлено разногласиями и в нём сформировалась негативная реакция на глобализацию и альянсы. А поскольку долговременное соперничество на мировой арене требует мобилизации всего общества, то заручиться поддержкой населения американским политикам будет всё сложнее, полагает автор — и это грозит новыми опасностями.

С одной стороны, несмотря на всю массу разногласий среди представителей разных американских политических течений, сегодня весь внешнеполитический истэблишмент в Вашингтоне согласен с тем, что мир «вступил в новую эпоху соперничества великих держав», когда борьба США с другими соперниками на мировой арене способна коренным образом изменить геополитику в худшую или в лучшую сторону, говорится в статье. И в ближайшие десятилетия творцов американской внешней политики будут, в первую очередь, обуревать мысли об «угрозах» со стороны Китая и России — а вовсе не об опасностях терроризма, климатических изменений или ядерного оружия у Ирана или Северной Кореи, прогнозирует Foreign Affairs.

Главным инициатором этой новой повестки дня стала администрация действующего президента Дональда Трампа, поясняет автор. В стратегии национальной безопасности США, которая была опубликована в конце 2017 года, Китай и Россия характеризуются как соперничающие державы, которые «пытаются создать мир, несовместимый с американскими ценностями и интересами». В этом документе также подчёркивается, что Пекин «вытесняет» Соединённые Штаты из Индо-Тихоокеанского региона, а Россия активно создаёт «сферы влияния» вблизи своих границ, говорится в статье. В январе 2018 года Джеймс Мэттис, который занимал тогда пост министра обороны, представил новую оборонную стратегию США и объявил, что «в центре внимания национальной безопасности США сейчас не терроризм, а соперничество великих держав». А госсекретарь США Майк Помпео фактически повторил эту мысль в апреле, подчеркнув на встрече министров иностранных дел стран НАТО, что «Китай хочет быть доминирующей экономической и военной силой и в этих целях распространяет по всему миру свои авторитарные идеи об обществе и свои коррупционные приёмы», пишет Foreign Affairs.

Однако между подобным «вашингтонским консенсусом» и взглядами большинства обычных американцев существует «поразительная нестыковка», подчёркивается в статье. Социологические опросы один за другим показывают, что подавляющее большинство американцев в настоящее время с безразличием воспринимает соперничество великих держав — и хотя обеспокоенность действиями «соперников» США постепенно усиливается, в целом американское общество озабочено совершенно другими угрозами и вызовами. В частности, в ходе недавнего опроса, проведённого Чикагским советом по международным делам, респонденты поставили Россию на девятое место в ряду «самых насущных угроз» для американских интересов, рядом с угрозой «иммигрантов и беженцев». В то время как Китаю они отвели 11-е место, равно как и опасности «усиления авторитаризма», пишет Foreign Affairs. Причём две трети американских респондентов считают, что проблему усиления Китая надо решать в процессе дружеского сотрудничества и взаимодействия. И лишь 30% выступают за ограничительные меры, что значительно меньше, чем было в 1998-м и 2002 году.

Причём такие результаты не являются чем-то исключительным, отмечает автор: всё прошлое десятилетие американцы неизменно называли самыми существенными угрозами национальной безопасности терроризм и кибератаки, и то же самое продемонстрировали итоги опроса, проведённого Чикагским советом. Климатические изменения поднимаются в этом перечне всё выше. И хотя региональные угрозы теряют свою значимость в общественном сознании, американцы до сих пор считают Северную Корею более серьёзной угрозой, чем великие державы, говорится в статье. Исследовательский центр Пью недавно также предложил американцам расставить семь «угроз» в порядке убывания, включив в этот список Иран, Северную Корею, климатические изменения и терроризм. В результате Китай опрошенные поставили только на четвёртое место, а Россию — вообще на последнее, сообщает Foreign Affairs.

В то время как 95% представителей американской внешнеполитической элиты настаивают на «ответном ударе в случае российского нападения на члена НАТО», среди обычных граждан США такие меры поддерживают всего 54%, как показали результаты недавнего опроса фонда «Евразийская группа». Все эти опросы в совокупности показывают, что «соперничество великих держав» в целом волнует американскую общественность гораздо меньше, чем угрозы, которые творцы политики в Вашингтоне сейчас отодвигают на второй план — терроризм, Иран и Северная Корея, говорится в статье. И это может создать серьёзные проблемы для новой стратегии Соединённых Штатов, подчёркивает автор: «Соперничество великих держав длиной в жизнь целого поколения требует сосредоточенности и внимания на общенациональном уровне, а также новых экономических и военных подходов. Но добиться всего этого без народной поддержки будет трудно», пишет RT.

По мнению автора, в сегодняшних условиях лучше «последовательно объяснять» населению характер долгосрочного соперничества великих держав и увязывать его с теми конкретными действиями, которые необходимо предпринимать американцам для усиления американских позиций. «Аксиомой американской внешней политики стало то, что Соединённые Штаты больше не могут заниматься всем и везде — как будто раньше могли. Угроз слишком много, они слишком разнообразны, а ресурсов не хватает», — говорится в статье. Безусловно, политикам необходимо принимать «трудные решения» о приоритетах. Но Вашингтон будет не в состоянии соперничать с Китаем и Россией, недооценивая и игнорируя при этом другие угрозы, которые сейчас тревожат американское общество гораздо больше, чем великодержавное соперничество, заключает Foreign Affairs: «Как найти баланс между этими важными приоритетами, чтобы он был устойчивым и управляемым? Это и будет ключевой задачей для внешней политики США».

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram. Будьте в курсе последних новостей.
В закладки
Загрузка...