Эксперт: американская “мать всех бомб” – это просто большая канистра

Военное обозрение
1527
Когда США в четверг сбросили 11-тонную бомбу на подземные тоннели ИГИЛ (организация, запрещенная в России — прим. ред.) в провинции Нангархар, ударная волна от нее проникла в самые дальние закоулки этого горного комплекса на расстояние полутора километров.
США, Афганистан, ИГИЛ, мать всех бомб, неядерная бомба, мнение, эксперт

Бомба GBU-43, известная также по аббревиатуре MOAB (Massive Ordnance Air Blast — тяжелый боеприпас фугасного действия), которую иногда расшифровывают как «Мать всех бомб» (Mother of All Bombs), это самая большая неядерная бомба в американском арсенале. До сих пор эту «мать всех бомб» не использовали за пределами полигона.

Американское Центральное командование подтвердило в четверг, что ВВС США сбросили бомбу MOAB на пещеры, где, по его оценке, обитает местная группировка ИГИЛ «Вилаят Хорасан». «Поскольку потери у ИГИЛ и „Хорасана" увеличиваются, они для укрепления своей обороны используют самодельные взрывные устройства, бункеры и тоннели. Этот как раз тот боеприпас, который позволяет преодолеть их оборону», — сказал командующий американскими войсками в Афганистане генерал Джон Николсон (John W Nicholson).

Бомба GBU-43 МОАВ используется впервые, хотя создана она была примерно в 2002 году. Так почему же Соединенные Штаты 15 лет не сбрасывали ее? Дело не в размере. Дело в том, что МОАВ имеет особые разрушительные свойства, и у американских военных до сегодняшнего дня не было для нее подходящей цели.

«Просто большая канистра»

В 2002 году Исследовательская лаборатория ВВС спроектировала МОАВ для возможного применения в иракской войне. По словам старшего советника Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies) Марка Кансиана (Mark Cancian), после этого ВВС разместили на заводе боеприпасов для сухопутных войск в Оклахоме заказ на изготовление десятка таких бомб. Партия была маленькая не из-за заоблачной стоимости бомбы (она стоит миллионы, но это из-за размера, а не из-за сложности), а потому что сама бомба имеет очень узкое применение. Спустя год военные провели испытания «матери всех бомб» на полигоне во Флориде.

«МОАВ не очень сложный боеприпас, — говорит Кансиан. — На самом деле, это просто большая канистра с огромным количеством взрывчатки внутри». Уникальность МОАВ как раз и заключается в весовом соотношении взрывчатого вещества и других материалов. Если не считать корпус, то ее весь практически полностью составляет взрывчатое вещество H-6. Это очень стабильная смесь, благодаря чему бомбу можно спокойно хранить на складе, не опасаясь, что она случайно взорвется и уничтожит все в округе.

Чтобы понять, в чем особенность этой бомбы, следует взглянуть на ее внутренности. Это не ядерный боеприпас, но это и не бомба объемного действия, а также не бетонобойная бомба, которая проникает глубоко в землю. Главным поражающим фактором боеприпаса, подрываемого над землей, является мощная ударная волна. У большинства других неядерных бомб, скажем, у высокоточных авиационных бомб прямого поражения, которые США регулярно сбрасывают в Сирии, Ираке и Афганистане, меньше процентная доля взрывчатки и больше оболочка, образующая тысячи осколков, которые убивают людей. Принцип действия МОАВ совсем другой.

Как она работает? Бомба создает мощный взрыв и ударную волну, которая проникает в глубину и наносит поражение там, где это не могут сделать другие бомбы. МОАВ также отличается от своей российской родственницы, которую называют «отцом всех бомб». Этот боеприпас больше GBU-43 и является вакуумным. То есть, в нем используется газ для создания огромного огненного шара.

«У МОАВ есть только ударная волна», — говорит Кансиан. Но это очень мощная ударная волна, уничтожающая все на расстоянии 150 метров.

Чтобы создать такую взрывную волну, требуется массивная бомба. МОАВ весит более 11 тонн, а поэтому ее приходится доставлять транспортным самолетом и сбрасывать прямо над целью, хотя у нее имеется система наведения GPS, как у высокоточных авиационных боеприпасов прямого поражения. Ее сбрасывают с самолета при помощи парашюта, а подрыв происходит за мгновения до столкновения с землей. У нее довольно странное оперение в задней части, которое помогает попасть в цель, а также замедляет бомбу во время падения. Это делается для того, чтобы экипаж самолета мог увести машину как можно дальше от места падения боеприпаса.

«Если бомба взорвется слишком быстро, она уничтожит и самолет тоже», — говорит Кансиан.

Почему так долго ждали

МОАВ давно уже поступила на вооружение американской армии. Когда-то даже говорили, что с ее помощью можно остановить разлив нефти в Мексиканском заливе. Но у того, что ее почти 20 лет не применяли, есть удивительно простое объяснение.

«Это особый тип бомбы, подходящий для особых целей. Они должны соответствовать друг другу», — говорит военный эксперт и писатель Питер Сингер (Peter Singer). Судя по той информации, которую правительство сообщило о сегодняшней бомбардировке, на сей раз все сошлось.

Высокоточные авиабомбы не могут проникнуть вглубь пещер и тоннелей, потому что их осколки остановятся на первом же повороте. Поэтому боевики просто зарываются глубже. У проникающих под землю бомб аналогичные недостатки. Они весьма эффективны при использовании против одиночных подземных целей, но проникнуть в извивающиеся и глубокие подземные ходы эти боеприпасы не в состоянии. В этом случае у массивных бомб фугасного действия есть явные преимущества: их ударная волна проходит повороты и проникает глубоко внутрь пещер.

«Мы изготовили МОАВ как раз для таких целей, — говорит Кансиан. — Мне кажется, раньше мы просто не знали, где проходят эти тоннели».

В любой другой ситуации применение «матери всех бомб» практически невозможно. Из-за огромного размера к цели такую бомбу могут доставлять лишь вполне определенные самолеты. Плюс ко всему из-за силы взрыва она неэффективна при поражении точечной цели. Но самый большой минус МОАВ состоит в том, что она создает риск для гражданского населения.

«Я полагаю, что эти пещеры находятся далеко в горах, где очень мало людей, а поэтому беспокоиться о гражданском населении нет необходимости. Но если сбросить ее на какой-нибудь Мосул, мы сравняем с землей половину города», — говорит Кансиан. Именно этими последствиями можно объяснить то, что МОАВ не применяли даже в самые трудные дни иракской войны.

Предупредительный выстрел

Важно помнить, что сегодняшняя бомбардировка привлекла к себе внимание не из-за того, что она свидетельствует об активизации борьбы против ИГИЛ, а потому что была применена очень и очень большая бомба.

«Разве это сильно отличается от бомбардировки с применением В-1, который прилетает и устраивает ковровое бомбометание двенадцатью 500-килограммовыми бомбами? Не думаю, — заявил один представитель структур национальной безопасности, отказавшийся назвать свое имя. — Мы сбрасываем бомбы в Афганистане вот уже 15 лет. Разве размер имеет значение?»

На прошлой неделе США сбросили 27 тонн взрывчатки на одну-единственную сирийскую авиабазу. Конечно, сравнивать эти случаи напрямую нельзя, учитывая характер ударов. Но этот факт указывает на то, что США регулярно и в больших количествах используют взрывчатые вещества, будь это одна бомба МОАВ или десятки «Томагавков». На самом деле, Соединенные Штаты применяли такие тяжелые бомбы и прежде. Во время войны во Вьетнаме Америка сбрасывала семитонные бомбы-предшественницы МОАВ, известные как Daisy Cutter. Одну такую бомбу она применила в 2001 году, чтобы уничтожить систему подземных тоннелей талибов.

На сей раз «мать всех бомб» наилучшим образом выполнила свою стратегическую задачу, оказав не только физическое воздействие. Она также подала соответствующий сигнал. «Талибы поняли, что в городе новый шериф», — заявил представитель органов национальной безопасности. Можно предположить, что это также дошло до ИГИЛ, Северной Кореи и Ирана. А то, что бомба большая, тоже полезно, поскольку это привлекает внимание СМИ и помогает распространять предостережение американских военных.

«В целом применение бомбы такой мощности — это прежде всего предупреждение другим странам, чтобы они не вступали в опасную конфронтацию с США», — говорит Ребекка Циммерман (Rebecca Zimmerman), занимающаяся политическими исследованиями в стратегическом центре RAND.

«Если сбросить десяток управляемых авиабомб такой же совокупной мощности, никто об этом писать и говорить не будет», — заявляет Сингер. А вот «мать всех бомб» — она производит впечатление.

Автор: Эмили Дрейфус (Emily Dreyfuss), Wired Magazine, США. Использован перевод интернет-проекта "ИноСМИ.Ру".

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram. Будьте в курсе последних новостей.
В закладки
Российский Диалогв Google+