Концлагерь «Талергоф»: забытый геноцид русского народа

Россия
5780
Тысячи людей, находясь на своей родной русской земле, стали изгоями и рабами. Их прокляли, бросили в застенки или просто уничтожили только лишь потому, что они боролись за свободу русской национальной мысли, за русский литературный язык, русскую азбуку, народность и веру.
геноцид русских, геноцид, репрессии, талергоф, концлагерь, концентрационный лагерь, лагерь смерти, талергоф 1914

Вступление к этой статье, как никогда актуальное в наши дни, является выдержкой из записей узника концлагеря «Талергоф», где в 1914 году начали осуществлять геноцид русского народа, русского слова и русской мысли. Этот геноцид целенаправленно забывали, как будто не было его. В этом году, 4 сентября, весь русский и православный мир, потомки узников «Талергофа», отмечают 100-летие от начала трагических событий истребления русских по крови и духу людей.

Современная Западная Украина – это русская земля

Сегодня украинские историки стоят на позициях различного этнического происхождения украинцев (малороссов и русинов) и русских (великороссов). Такая позиция «научного» сообщества стала набирать силу после Первой мировой войны. В этой связи массовый геноцид русских в «Талергофе» и события, произошедшие в годы Первой мировой войны, служат лучшим напоминаем о народном и этническом единстве украинцев и русских.

До начала Первой мировой войны Австро-Венгерская империя обладала в своем составе: Восточной Галичиной (с 1772 года), Буковиной (с 1774), Подкарпатской (Угорской) Русью (с 13 века). Все эти территории, часть из которых сейчас является Западной Украиной, населяли русины. Различные источники говорят о 3,1-4,5 млн. русинов, проживавших на этих землях.

«Украинец» как «антирусское меньшинство»

Во второй половине 19 века, русины, имея множество национальных и культурных организаций в Галиции, Буковине и закарпатской Украине, начали «русинское возрождение» в Австро-Венгрии. По свидетельствам М. Грушевского, деятелями галицко-русского возрождения оно воспринималось, как возврат к общерусской культуре, осознание своей принадлежности к единому русскому народу «от Карпат до Камчатки». А Н. Пашаева в своем исследовании «Очерки истории русского движения в Галичине XIX- XX вв», пишет, что в то время термин «украинец» носил «скорее национально-политический характер», и был, как «антирусское меньшинство».

Аресты и репрессии русского населения Австро-Венгрии

Накануне Первой мировой войны Австро-Венгрия начала применять репрессивный аппарат против возрождающегося русинского движения, поскольку обоснованно считала, что эти жители могут навредить в войне против Российской империи.

Русинов повально начали обвинять в шпионаже в пользу России, закрывались русинские просветительские организации, составлялись списки «политически неблагонадежных»… Почти вся русинская интеллигенция и тысячи крестьян были арестованы. Студентов, юристов, математиков, лингвистов, православных священников хватали в их домах и бросали в тюрьмы без суда и следствия. К августу 1914 года только в тюрьмах Львова было более двух тысяч заключенных русинов. А когда в тюрьмах уже не было места, власти Австро-Венгрии построили концлагерь «Талергоф», ставший Голгофой русского народа.

«Талергоф» - прародитель «Освенцима»

«Талергоф» был первым концлагерем в Европе. Именно он стал предшественником нацистских лагерей смерти Освенцим, Треблинка, Дахау и многих других.

«”Талергоф” представляет собой пространную равнину в несколько миль в окружности, замкнутую непрерывным кольцом гор. Тут-то практичные немцы устроили величайшую в мире, неслыханную в истории, тюрьму, построив наспех несколько сотен разного типа бараков. В этой рукотворной тюрьме вздумали заключить и уничтожить русский дух, споконвека боровшийся за свои права на своей русской земле Прикарпатья», - пишет в своем дневнике заключенный лагеря, священник Степан Березский.

Другие источники говорят, что лагерь занимал участок невозделанного поля в виде длинного четырехугольника в пяти километрах от Абтиссендорфа и железной дороги. На первых порах эту площадь солдаты отделили деревянными кольями и колючей проволокой. Со временем лагерь «Талергоф» расширился. Первую партию русинов пригнали в «Талергоф» 4 сентября 1914 года. В официальном рапорте фельдмаршала Шлеера от 9 ноября 1914 года сообщалось, что в «Талергофе» в то время находилось 5700 русофилов. Всего же через этот ад прошло не менее 20000 русских галичан и буковинцев.

«Того попа резала бы по кусочкам»

Еще по пути из тюрем Львова и других городов в «Талергоф» будущие узники подвергались унижениям со стороны людей, с которыми жили до этого в соседних дворах. «15 августа наш поезд остановился во Львове на вокзале Подзамче. Был латинский праздник Успения Пр. Богородицы. Гулявшая кругом вокзала чернь полюбопытствовала, кого привезли, a узнав, что это эшелон „опасных шпионов", обкидала нас градом камней. Окруженные конвоем, с трудом добрались мы в гарнизонную тюрьму на Замарстинов. Тут среди множества заключенных я встретился со священниками Дионисием Бачинским из Городища и Иоанном Мащаком, a затем в течение последующих дней после сортировки мы были отправлены эшелонами кто куда. Я очутился в «Талергофе», - писал заключенный священник Владимир Микитка.

Когда люди, жившие в городах, через которые в «Талергоф» шли железнодорожные эшелоны арестованных, узнавали, что в вагонах профессора русской словесности, учителя, священники и другие просветители, они становились хуже диких зверей. Другой священнослужитель, попавший в ад «Талергофа» писал: «Почти на каждой станции встречает нас местное население и ругает нас. Некая старая женщина, держа в руках молитвенник и четки, говорит своей соседке: „Слушай Маша, я так чувствительна, курицы сама не зарежу, но того попа, что находится в вагоне, я резала бы по кусочкам».

Условия жизни в лагере «Талергоф»

«Шатры наши протекают, спать приходится на мокрой земле. Священник Сеник – член львовского сейма – подал жалобу властям лагеря, что из-за голода и негигиенических условий жизни, в лагере за две недели умерло уже 9 человек», - пишет заключенный из священников.

Священник Березский документирует: «С пятницы до понедельника никто не спросил нас, кушали мы что-либо или голодны. Не разрешалось на собственные деньги приобретать продукты пропитания. Вечером в понедельник был дан нам скверный суп, который волей-неволей пришлось есть. Начиная с 22 сентября и до конца месяца, умерло от истощения еще 20 человек».

«Когда был подан теплый суп, за неимением посуды, каждый устраивался, как мог. Кто подбирал лежащие пустые бутылки и, отбив горлышко, пользовался ими вместо котелка. Другие делали углубления в кусках хлеба и наливали туда казенную жидкость. Громадное большинство осталось без обеда», - пишет заключенный Гошовский.

«Стирийские вши – главные враги заключенных»

«Главным несчастьем интернированных были насекомые. Тут разводилась особая порода вшей, названных стирийскими. Было их невероятное множество, и борьба с ними была главным содержанием нашей тюремной жизни», - пишет Григорий Макар.

Заключенных назначали на разные работы, например – подметать улицы между бараками, собирать руками лошадиный помет, при том не делалось малейшей разницы между рясой священника, сюртуком мирского интеллигента и одеждой крестьянина. Вначале наряжали на работы исключительно интеллигенцию, в особенности духовенство. Потом ее оставили в покое, а на работы гоняли крестьян без всякого вознаграждения. Со временем крестьян раздели на рабочие дружины землекопов, столяров, поваров, кучеров и т.п. и платили в день по 20 геллеров, а начальникам дружин по 30.

Издевательства и унижения заключенных

В «Талергофе» на положении «изменника» и «шпиона» находился известный священник, воспитатель львовской духовной семинарии 90-летний Дольницкий. С целью посмеяться над священником немецкие солдаты, из которых полностью состояла охрана лагеря, набирали в тачку всякой нечисти (отбросы и отходы), сажали туда еврея, а священнику велели возить тачку между бараков. Потом роли менялись: в тачку сажали священника, а еврея заставляли его возить.

«Смерть в Талергофе редко бывала природной: там ее прививали ядом заразных болезней. По Талергофу триумфально прогуливалась насильственная смерть. О каком-нибудь лечении погибавших речи не было. Враждебным отношением к интернированным отличались даже врачи», - писал узник лагеря Василий Ваврик.

«В сортир мы шли в сопровождении солдат. Здесь по команде должны были скинуть брюки и “сесть на шест” для отправления надобности. По истечении короткого времени (около 2-3 минут), успел-ли кто отбыть надобности или нет, раздавалась команда одеваться. Один старик не успел во время раздеться, за что солдаты сбросили его в гноевик и остались очень довольны своей шуткой. Будучи почти целиком испачканными испражнениями, с трудом удалось нам вытащить его из этой ямы», - пишет один из заключенных. Примечательно, что первые несколько месяцев у мужчин и женщин было общее отхожее место. И немецкие солдаты использовали всякий случай, чтобы очередной раз унизить и растоптать достоинство женщин-заключенных.

Остаться в лагере людьми

Сохранить человеческое лицо и достоинство в условиях, которые требовали от каждого заключенного звериного поведения, помогали вера и всяческие «светские» которые устраивали в стенах «Талергофа» духовники. В день ангела императора Франца Иосифа I, почтенный старик Долинский совершил обедню. Ему помогал хор, состоящий из регентов, хороших певцов и студентов университета, числом до 150 человек. Хор пел так великолепно, что присутствовавшие австрийские офицеры были изумлены и пришли в восторг. Правда, позже военные власти лагеря все сильнее и сильнее ущемляли проявления веры в «Талергофе», жестоко наказывая священников за «провинности».

Лагерь «Талергоф» пережил бесчисленное множество страшных событий. Закрыт он был в мае 1917 года по распоряжению последнего императора Австро-Венгрии Карла I. После сноса последнего барака в 1936 году было эксгумировано 1767 трупов, которые перезахоронили в общей могиле в ближней австрийской деревне Фельдкирхен.

В наши дни на месте чудовищных событий, где 100 лет назад массово уничтожался русский народ, находится австрийский аэропорт Грац-Талергоф.

Именно сейчас мы не имеем права позволить забыть трагедию 100-летней давности, чтобы не допустить нового «Талергофа». Уже в наши дни…

Сергей Абрамов, «Российский Диалог»

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram. Будьте в курсе последних новостей.
В закладки
Российский Диалогв Google+