Washington Post: политика Трампа настраивает мир против США

Мир
2728
​С момента вступления Дональда Трампа в должность американского президента во многих странах мира падает доверие к Вашингтону.
иран, сша, политика, трамп, кндр

Некоторые из них уже демонстрируют открыто антиамериканские позиции, пишет на страницах The Washington Post журналист Фарид Закария. По мысли Закарии, виной всему — агрессивный и недипломатичный внешнеполитический курс Трампа, который и сам призывал другие страны руководствоваться в международных отношениях национальными интересами, приводит текст статьи RT.

Президент США Дональд Трамп, по всей видимости, уделяет мало внимания внешней политике. Какое-то время назад, когда он считал, что имеет шансы получить Нобелевскую премию мира, он принялся раздувать масштабы северокорейской угрозы, чтобы получить возможность сыграть роль «миротворца» — однако, как только стало ясно, что договориться с Пхеньяном будет непросто, американский президент потерял всяческий интерес к теме и теперь почти не упоминает о ней в своих выступлениях, отмечает Закария.

В остальных внешнеполитических вопросах помимо Северной Кореи стратегия Трампа сводится к «субподряду» — «стилю, который ему, как девелоперу, хорошо знаком», иронизирует журналист. Так, ближневосточная политика Вашингтона теперь «сдаётся в аренду» Израилю и Саудовской Аравии, и администрация Трампа просто поддерживает любые инициативы, нужные этим двум странам. Тем временем, курс США в отношении «левых режимов Латинской Америки», включая Кубу, Венесуэлу и Никарагуа, отдан на откуп «любителям побряцать оружием» вроде президентского советника по вопросам национальной безопасности Джона Болтона. Отношения с прочими латиноамериканскими странами выстраиваются исключительно через призму миграционного вопроса — то есть, опять-таки отдаются в субподряд старшему политическому советнику президента Стивену Миллеру, перечисляет автор.

По мнению Закарии, внешняя политика Трампа характеризуется прежде всего тем, что она вызывает за границей «сильную националистическую реакцию». К примеру, власти Китая недавно раскритиковали агрессивные по их мнению требования Вашингтона в плане торговли и «перешли в наступление»: главный государственный телеканал страны показал сюжет, в котором американскую тактику в торговых переговорах сравнивали с попытками других стран покорить Поднебесную в прошлом. «Если хотите торговой войны, мы будем биться до конца. Китайский народ за 5000 лет под ветром и дождём и не такое переживал», — комментировал ведущий канала. Отрывок из передачи, опубликованный в интернете, успели посмотреть уже более 99 млн раз, подчёркивается в материале.

В свою очередь, правительству Ирана удаётся до сих пор выносить вызванные американскими санкциями «экономические бури» именно потому, что оно возложило ответственность за них на антииранскую политику администрации Трампа, скрывая таким образом «управленческие ошибки режима в экономике», продолжает Закария. «Вашингтон всегда недооценивал национализм, и в особенности — со стороны Ирана. Многие шаги Тегерана во внешней политике обусловлены не какой-то там фундаменталистской шиитской идеологией, а геополитической позицией страны, — рассуждает журналист. — В прошлом году Ардешир Захеди, занимавший пост министра иностранных дел Ирана при шахе, опубликовал открытое письмо, адресованное госсекретарю Майку Помпео, в сущности, выступив в защиту внешней политики Исламской республики. Да и иранская ядерная программа, не будем забывать, была начата при шахе».

Как полагает автор, администрация Трампа обращается практически со всеми странами так, что провоцирует националистическую и антиамериканскую реакцию. Одним из главных внешнеполитических достижений США за последние 30 лет было то, что Мексика перестала быть противником Америки и превратилась в её партнёра — и перед избранием Трампа, в 2015 годуу, опросы показывали, что к США положительно относятся 66% мексиканцев; в прошлом же году эта доля упала до 32%, а рейтинг доверия к американскому президенту за тот же период упал в стране с 49 до 6%, подчёркивает Закария.

Ситуация складывается по аналогичному шаблону почти во всех странах: в Канаде рейтинг доверия к американскому лидеру упал с 76% в 2015 году до 25% в 2018-м, а во Франции — с 83% при Бараке Обаме до однозначных показателей при Трампе, говорится в статье. Согласно одному исследованию американского Исследовательского центра Пью, из 25 рассмотренных стран более высокое доверие к Трампу, чем к Обаме, выражают лишь в двух — в Израиле и в России, отмечает автор.

Многие страны — даже те, что сами берут на вооружение идеологию Трампа — становятся всё более напористыми и переходят при этом к всё более антиамериканским позициям, констатирует Закария. В частности, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, «с гордостью» заявляющий о том, что он строит «нелиберальную демократию», за последние годы уничтожил в своём государстве систему сдержек и противовесов, сделал из немногочисленных иммигрантов козлов отпущения и стал выражать антиисламскую риторику, пишет журналист. Тогда как Обама сторонился венгерского лидера, Трамп на этой неделе радушно принял его в Белом доме — и тем не менее, Орбан в последнее время все «заигрывания» Вашингтона отвергал и ради достижения своих целей вступал в союз с Китаем и Россией, подчёркивает он.

Это, впрочем, вполне логично — ведь сам Трамп в 2017 году в своей речи на Генеральной Ассамблее ООН призывал другие страны руководствоваться во внешней политике патриотизмом и собственными интересами, напоминает автор. Между тем американский лидер понимает национальные интересы очень узко и не думает о более широких интересах международного сообщества, а следовательно — недооценивает потенциал сотрудничества между странами и взаимовыгодных путей урегулирования конфликтов, убеждён журналист.

«Что ж, Орбан — как и китайцы, иранцы и многие другие — просто-напросто делает именно то, к чему призывал Трамп. А поскольку Соединённые Штаты остаются ведущей мировой державой, а стиль Трампа агрессивен и недипломатичен, самый простой вариант ответа на такое — это националистическая и антиамериканская риторика, подпитывание общественного гнева, раздувание исторической памяти о плохих событиях и фиксация стран в мировоззрении «я победил — ты проиграл», — подытоживает Закария. — Мы живём мире, в котором растёт нестабильность, сокращается сотрудничество и пропадают выгодные возможности для США. И это — прямое и логичное последствие философии «Америка прежде всего» от Трампа».

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram. Будьте в курсе последних новостей.
В закладки